Кэшбек за коррупционера. Как получить деньги?

Кэшбек за коррупционера. Как получить деньги?


Олег Татаров, адвокат, управляющий партнер АО CREDENCE для nv.ua

С 1 января 2020 в уголовно-правовую плоскость введен новый механизм «Сообщи о коррупционере и получи 10%». Легко ли это сделать на практике? С одной стороны, закрепление в антикоррупционном законодательстве поощрения обличителя в зависимости от размера неправомерной выгоды может стать эффективным средством выявления коррупции. Напомню, что первым автором такой законодательной инициативы был еще Авраам Линкольн, когда нарушители платили в двойном размере от полученных ими взяток, а также $2 тыс. штрафа. Сегодня такая практика поощрения обличителя применяется в США, Китае, Казахстане и в Беларуси.

Личный опыт свидетельствует, что в таком случае создаются законодательные предпосылки заинтересованности обличителя в сообщении о преступлении и предоставлении доказательств, направленных на разоблачение таких фактов. Также есть предупредительный эффект от того, что лицо, которое потенциально могут разоблачить в совершении коррупционного правонарушения, будет опасаться подобных действий, поскольку будет понимать, что вероятность быть разоблаченным высока.

Но существует несколько вопросов, которые потребуют доработки. Например, когда возникает ситуация, при которой лицо само предложило неправомерную выгоду, то есть создало условия и пострекало выгодоополучателя к противоправным действиям, и предоставило ее. Однако спустя некоторое время, понимая, что его могут разоблачить, сообщило в правоохранительные органы об этом факте и таким образом избежало наказания за совершение коррупционного преступления. Поэтому соответствующая статья (ч. 5 ст. 354 УК Украины «Подкуп работника предприятия, учреждения или организации») нуждается в доработке.
На практике распространены случаи, когда заявители специально создают условия для совершения преступления, осознавая провокационный характер своих действий, а затем заявляют в правоохранительные органы о вымогательстве неправомерной выгоды. То есть, существует общая потребность предусмотреть в Законе четкий механизм соблюдения баланса интересов государства и прав личности, которую подозревают в совершении коррупционного преступления, с определением ответственности обличителей в случае заведомо создания условий для совершения преступления.

Кроме того, в соответствии с положениями Закона сообщение о возможных фактах коррупционных или связанных с коррупцией правонарушений, других нарушений настоящего Закона может быть осуществлено анонимно. А это может привести к провокациям со стороны обличителей, ведь анонимном «лже-обличителю» фактически ничего нельзя причинить в случае сообщения ложной информации о коррупционных действиях, а поэтому он не будет нести никакой ответственности за это. Так, анонимные сообщения о коррупционных действиях на практике могут осложнить борьбу правоохранительных органов с коррупцией, а поэтому необходимо устанавливать личность обличителя, чтобы в случае провокации преступления заявитель мог понести уголовную ответственность за соучастие в провокации неправомерной выгоды.

Что касается получения вознаграждения, то эта процедура не будет очень простой. Есть теория, а есть практика. Обличитель получает 10% от суммы ущерба, причиненного коррупционером государству (вознаграждение не может превышать трех тысяч минимальных зарплат), но ущерб устанавливается решением суда. На практике мы знаем, сколько длится следствие и судебное разбирательство по коррупционным делам — часто годами. И это по делам, где коррупционные действия тщательно фиксировались правоохранителями в рамках оперативных действий с помощью спецтехники…

Кроме того, если потенциальный обличитель решит помочь правоохранителям и самостоятельно «добыть аудиодоказательства» — зафиксировать факт вымогательства неправомерной выгоды, то использовать такую запись в суде вряд ли возможно. Если условия и действия касательно записи разговора были целенаправленными, предварительно спланированными или устройство предварительно заготовленное обличителем, такая аудиозапись на практике не может быть признана допустимым доказательством (есть позиция Конституционного Суда — решение от 20.10.2011 по делу об официальном толковании положения ч. 3 ст. 62 Конституции Украины). Такие доказательства признаются судом надлежащими, допустимыми и законными исключительно, если сведения, полученные во время законного проведения негласных следственных действий, то есть уполномоченным лицом.

Возможно, что проще 10% вознаграждение можно будет получить по категории административных коррупционных правонарушений (незаконное совместительство, получения подарков, конфликт интересов и пр.). Но такие случаи вряд ли будут распространенными: ведь по закону нанесенный государству ущерб должен быть в пять тысяч и более раз превышать размер прожиточного минимума — а это на сегодня более 10 млн гривен.